Адрес: г. Москва, Волоколамское шоссе, дом 73, офис 250

Телефон/факс:
+7 (499) 647-48-57 (пн - пт с 10:00 до 19:00)
+7 (926) 541-32-78 (круглосуточно)

Режим работы офиса:
понедельник - пятница: с 10:00 до 19:00
выходные и праздничные дни: по записи

Как до нас добраться: Проезд до станции метро Тушинская. Выход из последнего вагона из цента, в сторону Волоколамского шоссе. Переходите на противоположную сторону Волоколамского шоссе и двигайтесь вправо в сторону бизнес-центра "СДМ-БАНК". Главный вход в здание.


пн-пт с 10:00 до 19:00
Тушинская, Волоколамское ш. 73, офис 250.
101  

Конституционный Суд России бьет тревогу. После подведения итогов работы за 2013 год выяснилось, что в стране существует явная тенденция к постоянному увеличению количества несоответствующих основному законодательству России правовых актов. Если в 2010 году случаев несоответствия Конституции было выявлено и предписано исправить всего 7, в 2011 ― 15, в 2012 их стало 18, а к 2013 цифра выросла до 23. Прогрессия неутешительна.

В отчете КС РФ о работе в 2013 году говорится, что всего за прошедший год было принято 30 постановлений и 2 278 определений. Из них 21 постановление высшего судебного органа касались изменения законодательства РФ. Однако даже на государственном уровне исполнения решений Конституционного Суда могли бы происходить быстрее. Госдума затягивает подготовку необходимых правовых актов, Министерства слишком долго согласуют части документов.

В итоге решения неоспоримой судебной инстанции страны, которые по закону не подлежат обжалованию и обязательны к исполнению с момента провозглашения, остаются лишь приказами на бумаге. С тех пор, как срок на подготовку необходимых правовых актов был увеличен с 3 месяцев до 6, ситуация несколько улучшилась, однако, отмечают в КС, до идеала еще далеко.

Премьер-министр России Дмитрий Медведев признал, что такая проблема, действительно, существует. По его подсчетам, на данный момент есть около 60 неисполненных решений Конституционного Суда РФ. Премьер пообещал в кратчайшие сроки исправить нарушения и сказал, что «эти нормативные акты — не просто бумажки, которые обязали принять по закону. За каждой такой бумажкой стоят интересы, охраняемые законом».